Мутная прозрачность

Прозрачность расходов, а, главное, их эффективность, стала темой разговора на недавнем пленарном заседании медиафорума ОНФ,  прошедшем в Санкт-Петербурге. Речь шла не только об экономике, но и о сугубо бытовых категориях, таких, как, например, зарплата чиновников. Журналист из Улан-Удэ сказал о том, что довольствие председателя горсовета за два года удвоилась и ныне составляет 420 тыс. руб. «За что такие преференции чиновнику, который, в общем-то, ни за что не отвечает?», — задал вопрос Владимиру Путину журналист.

Президент, присутствовавший в зале, согласился с подобной проблемой, назвав недопустимой ситуацию, когда социальные выплаты не растут, а зарплаты чиновников идут вверх. «Минфину уже поручено, — сказал Путин, — обращать внимание на эти вещи. Зарплата чиновников должна быть выше, но она не может быть выше в разы».

К сожалению, получка чиновников выше не в разы, а в сотни раз. Автор этих строк специально подсчитал деньги «в чужом кармане» одного из высших воронежских тузов, который находится на государевой службе. Она выше, чем в среднем по области более чем в …300 раз!

От этой напасти обогащения за счёт бюджета, который формируется из налогов граждан, не избавила даже пресловутая декларация о доходах. Чего стоит заявленная «прозрачность», если широко известный бывший губернатор Сахалина, заявляя о скромных доходах, хранил в собственной кладовке миллиард и счета в пяти банках?

Чудовищный разрыв в доходах между разными слоями населения, «Литературная газета» в выпуске, посвящённом 70-летию Победы, назвала одной из главных проблем нашего времени. И дело здесь не в пресловутой зависти,  речь о справедливости, о том, что всегда отличало русского человека, и о чём он всегда тосковал – и в песнях, и в сказках.

Не удержусь, чтобы не привести слова великого писателя Виктора Астафьева, предсмертное интервью которого поместили под плашкой «Литературки» «70 лет великой победы». На вопрос журналистки: «Вам никогда не хотелось на деньги от своих изданий построить себе трёхэтажный коттедж?», писатель ответил и мудро, и резко:

— Если строить с четырьмя этажами, тремя ванными и двумя сортирами, то писать уже некогда будет. Чтобы остатки дней потратить эту х…ню, а потом лечь и умереть? Нет. Я понимаю много таких ценностей, которые гораздо лучше всего этого.

Оставить комментарий