Дорога дальняя, казённый дом

28 января Верховный суд РФ оставил без изменения приговор областного суда, приговорившего Сергея Помазуна, расстрелявшего в центре Белгорода шестерых человек к пожизненному заключению. Сейчас «стрелок» находится в пути, следуя по этапу для отбывания наказания.

Сова за полярным кругом

Сообщая эти подробности на пресс-конференции для журналистов, начальник регионального отделения УФСИН Игорь Видашев, не сказал, куда именно направлен убийца, однако уточнил: «Могу сказать, что направлен он в самую северную из всех колоний, где находятся заключённые, отбывающие пожизненное заключение. По прибытию администрацию области и родственников известят о месте отбывания наказания».

Среди заключённых на пожизненный срок не было попыток суицида. Сколько они живут? Об этом нет открытой статистики, однако на ведомственных совещаниях сотрудники ИТУ называют среднюю цифру – около семи лет. Одну из подобных колоний в качестве фона показал Шукшин в своём знаменитом фильме «Калина красная». Узилище именуют «Вологодский пятак», остальные тюрьмы (всего в стране их пять), в которых содержатся заключённые на пожизненный срок, имеют поэтические названия: «Белый лебедь», «Чёрный дельфин», «Полярная сова», «Белый беркут».

Если речь идёт «о самой северной из всех колоний», то, скорее всего «белгородский стрелок» будет отбывать наказание в «Полярной сове», которая официально называется ИК-18 УФСИН. Колония расположена за Северным полярным кругом в посёлке Харп (Ямало-Ненецкий автономный округ). Несмотря на северную стужу, «белгородский стрелок» окажется в «тёплой компании». В колонии отбывает наказание бывший начальник районного отдела милиции майор Евсюков, застреливший двух и ранивший семерых человек из табельного оружия в московском супермаркете «Остров». В «Полярной сове» тянет срок Нур-Паши Кулаев, единственный оставшийся в живых террорист, захвативший 1 сентября 2004 года школу в Беслане. Всего в колонии содержится около 400 сидельцев.

Владимирский централ – ветер северный

Некоторые из них делают заявления, типа «лучше б расстреляли, чем так…» Однако расстреляли лишь одного ростовского маньяка – Чикатило. Абсолютное большинство из «поганого племени» живёт и здравствует по сей день. Позапрошлой зимой, например, из Владимирского централа освободился воронежский маньяк Владимир Ретунский. В небольшой железнодорожный городок Поворино к ужасу местных жителей вернулся ещё не старым (62 года), а страх на жителей он наводил от того, что в феврале 1999 года его осудили именно в Поворино.

До этого Ретунского судили уже дважды – за изнасилование, и за убийство. В небольшом городке Поворино с населением 18 тысяч жителей, маньяк в течение 6 лет изнасиловал и убил восьмерых девушек (предполагалось, что 12, но смерть четырёх не сумели доказать). И вот за это маньяк получил 15 лет. Кстати, во время суда он утешил родную сестру тем, что смертную казнь отменили. «Самое большое, — говорил он, пожизненное дадут». Но и этого не дали, после отсидки, маньяк вернулся восвояси. К счастью гулял недолго, за кражу получил очередной срок – три года, который отбывает по сей день.

По неполным данным в Научном центре социальной и судебной медицины имени Сербского за несколько последних лет были обследованы 108 человек, повинных в совершении серийных убийств. Эти 108 преступников лишили жизни 463 человека. Как на войне!

Так казнить или помиловать? На этот вопрос есть множество ответов – и за и против. Даже в Госдуме мнения депутатов разделились: ЛДПР и коммунисты – за смертную казнь, другие фракции – против. Некоторые депутаты недавно выступили за то, чтобы к шести составам преступлений, за которые давали смертную казнь, следует добавить ещё три: изнасилование не совершеннолетних, терроризм и торговлю наркотиками. Представитель КПРФ Вадим Соловьёв убеждён, что смертная казнь – очень серьёзный сдерживающий фактор в отношении особо тяжких преступлений.

Из социологических опросов населения следует, что значительное большинство граждан за смертную казнь для особо опасных преступников. Приведу только один из ответов профессора факультета психологии МГУ Лидии Матвеевой, опубликованной в «Литературной газете»:

«Люди, которые стремятся к убийству других, как правило, поступают так из страха за собственную жизнь. И вот таких-то людей введение смертной казни может остановить. При этом суд имеет право вообще не применять высшую меру, но её наличие в законодательстве делает этот дамоклов меч висящим».

«Стрелок» из соседнего Белгорода на суде вел себя вызывающе, на слова судьи: «Попрошу не перебивать», громко заявлял: «А что тогда будет?» До последнего времени он надеялся, что его направят в психбольницу. Но «мечта» не осуществилась и теперь у него – дорога дальняя, казённый дом.

 

Оставить комментарий