Река нашего детства

Известный журналист, уроженец села Орлово Воронежской области, лауреат Ленинской премии Василий Песков когда-то назвал Усманку «речкой моего детства». Возле речки развеяли его прах, а на «сороковины» поставили валун, который Василий Михайлович присмотрел себе сам. Начинал Песков в воронежском «Молодом коммунаре», продолжил – в «Комсомолке».

Красная вода

Только вопрос: продолжил – что? Карьеру? Язык не повернётся сказать именно так. Он продолжил свою жизнь в журналистике, исповедуя трепетную любовь к природе. Однажды Песков в течение двух недель прошагал с посошком по берегу реки, пройдя её от истока до устья. Свои впечатления он описал в нескольких очерках, опубликованных в «Комсомолке». Картина получилась почти идиллическая: с живыми бобрами, обитавшими в реке, изумрудными лугами, с мирно пасущимися на них стадами…

Знаменитую рубрику Пескова «Окно в природу» коллеги — журналисты решили продолжать. Рубрика будет жить, вот только «река детства» умирает. Чтобы хоть как-то поддержать её мирное течение, автор этих строк решил пройти по стопам известного журналиста. Правда, пришлось ходить не только по лугам, а главным образом по чиновничьим кабинетам. Но и это не всегда удавалось: многие двери не открылись, «Окно в природу» оказалось наглухо зашторенным.

Сегодня жители окрестных сёл сетуют на плачевное состояние реки (об этом я писал в областной газете «Коммуна» 21 сентября 2013 года). Год назад в середине июля, например, вода в Усманке стала красной. «Такая была хорошая река, – говорил мне местный житель Евгений Шрубович, – а теперь в ней купаться невозможно: вонь, мёртвая рыба буквально под ногами». Почему почти неделю вода в реке была красной – не ясно до сих пор. Да и выяснять это, похоже, никто не собирается.

Жители села Рыкань сетуют на высокий забор строящейся турбазы на улице Полевой. На её территории уже возведены жилые корпуса, две бани, другие постройки неведомого назначения. Всегда считалось, что стройка начинается с котлована, теперь другая мода – стройка начинается с высокого забора. В данном случае – глухая ограда, загораживающая территорию не менее чем в два гектара, что выглядит особенно нелепо на зелёном берегу речки, местами поросшей кувшинками и редкими в наши времена белыми лилиями. Видимо, этот забор и стал особым раздражителем для селян. А баня? Турбаза ещё не открылась, а двухэтажная баня, говорят, иногда функционирует. Куда же стекает грязная вода? Вопрос, конечно, пустой. Ясно куда – в реку.

Строительство идёт уже четвёртый год, и конца ему пока не видно. Как неведомо и то, кто является хозяином новостройки. Этого не знает даже охранник Юрий Вышегородских: то ли футболист какой, то ли коммерсант?

Впрочем, глава Хреновского сельского поселения, на территории которого расположено село Рыкань, Раиса Наумова назвала фамилию владельца. И тут же уточнила: «Но я его года полтора не видела». Так будет ли достроена турбаза, или высокий забор так и останется символом некогда живописного уголка на берегу речки?

Место встречи изменить можно

В экологическом рейтинге субъектов РФ Воронежская область занимает одно из последних мест. И службы природного надзора очень робки по отношению к постройкам сильных мира сего. Не отличается отвагой, а главное желанием хоть что- то предпринять против тех, кто варварски относится к природе, и местная власть. У посёлка Отрадное без разрешения и уведомления Росприроднадзора ООО «Группа Пятый сезон» взялась углублять дно Усманки, размещая в русле реки размываемые отвалы грунта, нарушив тем самым требования 17 статьи Водного Кодекса РФ. Администрация Отрадненского сельского поселения и её глава были оштрафованы на 20 тысяч рублей.

Другое распространённое нарушение – самовольное пользование недрами при добыче подземных пресных вод, что приводит к обмелению больших и малых рек. В Воронежской области зарегистрировано 1089 водопользователей, лицензию имеют только половина из них.

Так кто же грудью должен встать на защиту природы от варварского обращения с ней? Ясно, что многое зависит от нас самих, от гражданской позиции каждого из нас. В этом смысле показательно обращение в суд кандидата юридических наук, а по жизни обыкновенного дачника Олега Берга, который подал исковое заявление в Ленинский районный суд по поводу заграждений, спускающихся от домов прямо в реку, различных бань и прочих хозпостроек, расположенных у воды. В исковом заявлении 19 ссылок на различные нарушения Водного кодекса. Ответчики – администрация Новоусманского и Рамонского районов, ведомства областного и федерального уровня.

Любопытно не только исковое заявление, но и переписка, предшествовавшая ему. Из областного департамента природных ресурсов и экологии, куда поступило обращение, бумагу пишут в Росприроднадзор по Воронежской области – мы, мол, не в силах помочь в «связи с тем, что указанные реки (Воронеж и Усманка) являются объектами федерального экологического надзора, просим рассмотреть по подведомственности».

Вот оно как: река – вещь подведомственная! И зачем только губернатор Гордеев убирал мусор и сажал деревья на берегу? Вызвал бы Путина – его территория! Дачник Олег Берг предложил создать комиссию по выявлению фактов незаконного захвата берегов «хозяйствующими субъектами», разослал предложения, в которых обозначил время и место встречи, на что глава Новоусманского района Владимир Чернышов ответил: «так как, для документирования фактов застройки береговой полосы необходимо выявление данных фактов…» и т.д. Вы поняли? Для документирования фактов, необходимо выявление фактов. Не просто отписка, а нечто большее, прямо образец канцелярского творчества.

Неутомимый Берг обращался и в полицию, и в прокуратуру, ответ один: идите туда-то. А в конце бумаги классическая приписка: «В случае несогласия с настоящим ответом, вы вправе обжаловать его в прокуратуре или в суде». Кстати, переписка занимает 22 листа, все ссылаются на статьи законов (у нас же правовое государство). Вот только статей много, бумаг изрядно, а толку никакого.

Представлю в изложении образец переписки, которую предоставила заместитель руководителя Росприроднадзора по Воронежской области Людмила Дубовская.

В сентябре 2011 года были проведены рейдовые проверки по соблюдению природоохранного законодательства на территории государственного заповедника «Воронежский», и был установлен факт перегораживания береговой полосы реки Усманка, предназначенной для общего пользования, металлическим забором на лесном участке в 11-м квартале Сомовского лесничества.

Материалы проверки направили в адрес Новоусманской прокуратуры (исх. № 5720/03 от 13.10.2011) для принятия мер прокурорского реагирования, в том числе выступления с исковыми требованиями в порядке ст. 45 ГПК РФ о сносе данного металлического забора и освобождения береговой полосы реки Усманки для свободного прохода граждан.

В ходе проведения Управлением 20.08.2012 года рейдовой проверки установлено, что на этом земельном участке в береговой полосе за двухметровым забором проводятся работы по углублению дна, сопровождающиеся изменением береговой линии реки Усманка. Однако установить лиц, которые проводят работы, не представилось возможным из-за отсутствия у управления правовых оснований для проведения данного вида проверки. В связи с этим управление вновь попросило принять меры прокурорского реагирования по устранению выявленных нарушений требований природоохранного законодательства.

Это письмо – наглядное свидетельство того, что даже Росприроднадзор не всесилен, многое зависит от природоохранной прокуратуры, подразделения которой имеются на местах.

Выше, значит круче

Часть реки Усманка протекает по территории Воронежского государственного биосферного заповедника, который образован ещё в 1927 году для сохранения речного бобра. Сама Усманка – памятник природы областного значения. А как же заборы, многочисленные бани и ограждённые купальни владельцев многочисленных дач, которые выросли прямо на берегу?

«Это варварство – преграждать доступ к реке какими-то ограждениями, – говорит Людмила Дубовская. – А возводить высоченные заборы вокруг личных дач – это, по меньшей мере, неэстетично.

Но, похоже, эти самые заборы становятся своеобразной «визитной карточкой» новых русских. У кого забор выше – тот и круче.

Кстати, в Государственной Думе ждёт своего рассмотрения закон, ограничивающий «заборный беспредел». Один из его авторов, депутат Алексей Митрофанов, говорит о единой максимальной высоте заборов – один метр 60 сантиметров. Сжалились только над президентом, которому дозволено ограждать свою резиденцию забором, соответствующим высоте Кремлёвской стены. Но частным лицам, которые хотят возвести высокое ограждение от простого народа, грозит штраф – от 10 до 230 тысяч рублей.

Примут ли депутаты новый закон – это вопрос. Но уже хорошо то, что они озаботились странной заборной манией физических лиц. Вот только Василий Песков не прошёл бы сегодня по изумрудным лугам реки своего детства.

 

Оставить комментарий