Почем нынче «правда»?

Почем нынче «правда»?13 августа МВД России объявило о том, что заплатит 140 миллионов рублей за проведение опроса общественного мнения о деятельности полиции. Таким образом, в формулу Маркса: «товар – деньги – товар», как бы внесена поправка. В качестве товара будет фигурировать мнение. Станет ли оно правдивым?

Справедливости ради следует сказать, что подобные опросы наши органы проводят регулярно. Обычно тендер объявляют в августе, заявки на участие в конкурсе принимаются до 3 сентября, подведение итогов конкурса объявляют 10 сентября, а итоги исследования подводятся в октябре следующего года. Так было и в прошлом году, но тогда опрос стоил в два раза дешевле – 70 миллионов рублей, неужели присоединившийся Крым в два раза увеличил сумму?

От имени МВД заказчиком опросов выступает НПО «Специальные технологии и связь», а исполнителем является тот, кто выиграет конкурс. Последнее исследование, которое провёл «Левада-Центр» при министре Рашиде Нургалиеве выявил, что две трети россиян (63%) не доверяют сотрудникам полиции, противоположное мнение высказали чуть больше 30% опрошенных. Исследования, проведённые Фондом общественного мнения (ФОМ) при новом министре Владимире Колокольцеве показали, что более 50% россиян положительно оценивают работу полиции. Эти данные были опубликованы в марте 2013 года.

Но той же весной 2013 года «Левада-Центр», проводивший опрос по заказу фонда «Общественный вердикт», показал совсем неутешительные данные для полиции. Лишь 7 из 1000 россиян доверяют сотрудникам полиции. Так кому верить? Увы, эксперты сходятся во мнении, что верны менее лестные для стражей порядка предположения.

Свои исследования по заказу журнала «Русский репортёр» провёл исследовательский центр портала Superjob.ru, которые были опубликованы в журнале в октябре прошлого года под характерным заголовком: «Полиция с народом или в сторонке?». На вопрос: «знаете ли вы своего участкового?», 83% респондентов в Воронеже ответили отрицательно. Этот пример – типичен для жителей других российских городов. Другой типичный ответ на этот вопрос звучит примерно так: «Знаю, но только потому, что сам его нашёл». Ответ на вопрос: «знаете ли вы начальника УВД вашего района?», звучал ещё более удручающе: «Знаю. Вор и бандит».

Что же мы имеем в итоге? Более — менее положительные ответы о деятельности полиции общественность получает тогда, когда за опросы хорошо заплачено? А зачем тогда тратить огромные деньги на исследования и соцопросы, если они не отражают реального положения дел?

В девяти городах России прошла «Декада проверки отделов полиции». В ходе декады представители общественности выявляли критерии влияния мнения граждан на имидж полиции.

Замах на рубль – удар на копейку

Наряду с Москвой, Уфой, Сочи общественность проверяла полицейские участки в Воронеже. Правда, кто выступал в роли общественности, автору этих строк выяснить так и не удалось (полагаю, что «общественность» представляли студенты юридического факультета ВГУ). Не удалось узнать и то, что служило критерием «влияния мнения».

Сам процесс «мерила» в местной прессе освящался активно и широко, однако выводы оказались смешными, то есть удар вышел на копейку. В виде положительных процессов, отмечена «полнота и качество информационного обеспечения помещений (?) и удобство (?) при посещении полиции». К недостаткам отнесено «отсутствие указателей о месте расположения управления(?)»

Что означают подобные выводы – понять невозможно, но то, что мнение общественников профанация чистой воды, видно – и к гадалке не ходи. Тогда зачем это было? Для кого проходило действо и кому оно нужно?

Кстати, об «удобстве» посещения полиции. Каждый, даже бывший скромный районный околоток, который ныне именуется управлением, непременно огорожен высоким металлическим забором, (спасибо, что не глухим), а для вызова дежурного, надлежит нажать кнопку. Дежурный начнёт опрос насчёт предмета посещения, разговор будет проходить в таком тоне, что рядовой гражданин лихорадочно примется вспоминать: а что же за ним такого числится, чтобы с ним говорить так, как будто он совершил преступление? И он уже пожалеет о том, что «связался с ними». Именно так было и с автором этих строк, при посещении бывшего РОВД Ленинского района Воронежа, которое теперь именуется каким-то очередным «главным управлением».

В последнее время отмечается повышенная активность руководителя МВД России Владимира Колокольцева по изменению полицейского имиджа. Об этом, в частности, он говорил в недавней передаче Владимира Соловьёва «Воскресный вечер»: «Реформирование продолжается, — сказал министр, — и будет продолжаться, потому что мы действительно перед собой поставили задачу коренного изменения имиджа наших сотрудников».

Ссылаясь на источник в МВД, одно из уважаемых информационных агентств поведало о закрытом приказе Колокольцева, в котором надлежит отслеживать все негативные публикации о полиции и «по суду» изобличать журналистов. Давний автор «МК» Матвей Ганапольский довольно резко прокомментировал этот материал: « Если источник в МВД называет в беседе журналистов «писаками», могу ли я как журналист, использовать в эфире про недобросовестных полицейских слова «менты» и «мусора»? Раньше я себе этого никогда не позволял, но Колокольцев, видимо приглашает к подобному общению».

У министра Колокольцева – высокий рейтинг и к нему, что следует подчеркнуть особо, в обществе отношение весьма уважительное. Сказывается профессионализм генерал-лейтенанта, который, что называется, горбом достиг высот в профессии. Бывший рабочий фанерного завода «Власть труда» Пензенской губернии служил на границе с Афганистаном, был командиром взвода ППС, начальником одного из московских отделений милиции, начальником УВД по Орловской области… Колокольцев даже снялся в детективном фильме «На углу у Патриарших».

Но, несмотря на все очевидные достоинства, министру, видимо, следует поднимать имидж своего ведомства по-иному. Во всяком случае, не с очередного зажима журналистов, от которых и так плотно отгородились сотрудники неведомо, где набранных и из кого состоящих пресс-служб, не грубостью полицейских и даже не декадами каких-то проверок.

 Откат нам не брат

А что касается внимания средств массовой информации, то оно вполне объяснимо, так как в нашей стране прижился другой «стандарт» действий милиции-полиции, одним из признаков которого было «крышевание». Экипажи ППС, например, специализируются на незаконных мигрантах и нетрезвых гражданах. Причём, « крышевание», — подчёркивают эксперты, — это не разовый контакт, а длительные устойчивые отношения сторон». Произошло разделение труда: криминальные структуры — это «синяя крыша», правоохранительные органы — «красная крыша».

Милицию переименовали в полицию, и у простых граждан появился вопрос: а есть ли перемены? Один из наиболее авторитетных специалистов, руководитель кафедры экономической социологии Высшей школы экономики профессор Леонид Косалс, чётко прослеживает динамику изменений в лучшую сторону.

— Если в 1993 году, — говорит профессор, — начальник милиции запросто рассказывал, сколько заработал за неделю: доставал авоську с деньгами, оставлял себе треть, а остальное передавал наверх, то сейчас такое полностью исключено.

Есть перемены и на другом, «низовом» уровне, на том самом, где полиция постоянно общается с народом. В начале июня информационные агентства страны поведали о рязанском участковом Николае Клюйкове, который с гордым негодованием отверг взятку от производителя палёной водки, гражданина Азербайджана. Отвернувшись от взятки в 15 тысяч рублей, капитан Клюйков удостоен премии в 20 тысяч. Есть и у нас свои герои: участковый из Новой Усмани Александр Панявин отказался крышевать за две тысячи рублей в месяц гражданку Бабкину, которая также продавала палёную водку.

Перемены есть, правда беспорочные участковые совсем не герои, они просто выполняют свою работу. Социологи Высшей школы экономики провели исследование — опрос среди сотрудников полиции трёх стран: России, Болгарии и Казахстана. Оказалось, что и полицейские, и население оценивают реформу в правоохранительных органах умеренно оптимистично. Увеличение зарплаты и серьёзные социальные гарантии стали залогом изменения психологии служивых: полиция ведёт себя более ответственно и профессионально.

Самое время не воевать, а работать в одной упряжке «писакам» и «ментам». И хорошо бы при полном внимании, понимании и компетентности посредников в лице пресс-службы.

 

Оставить комментарий