Кто хочет – сделает

Грибановский машиностроительный заводПосле санкций, введённых против РФ в 2014 году, замещение импорта товарами, произведёнными в нашей стране, так называемое импортозамещение, активно обсуждается на всех уровнях. В Воронежской области предпринимаются конкретные шаги по замещению импортных товаров.

Об этом наш разговор с руководителем регионального отделения Российского Союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александром Андреевым.

— Александр Борисович, мы вместе побывали на Грибановском машиностроительном заводе, увиденное – впечатляет. Доведённый до ручки завод, по цехам которого гуляли сквозняки, а в корпусах была непролазная грязь, из гадкого утёнка превратился в прекрасного лебедя. Как, за счёт чего?

— Напомню, что все перемены начались с приходом нового собственника. В 2003 году председателем совета директоров ООО «Грибановский машиностроительный завод» стал Николай Сергеевич Красножон. Хотя, эта должность для состояния предприятия, в котором оно пребывало в то время, звучала громко, не по чину, так сказать. «Лихие 90-е» окончательно добили завод, остались корпуса без стёкол и три десятка работников, которые, не надев сапоги, в цех попасть не могли.

— Во время недавней «прямой линии» с Владимиром Путиным бывший министр финансов Алексей Кудрин высказался в том духе, что старая модель роста изжила себя, а новая не построена. Наш разговор о том, что, мол, пришёл крепкий хозяйственник и поднял производство или, всё-таки, об очертаниях новой модели?

— Отмечу, что на диалог президента и бывшего министра обратили внимание участники практически всех аналитических передач ТВ, последовавших после «прямой линии». Путин сказал о том, что экономику нужно строить не только головой, но и сердцем. «Если сохраним доверие людей, — сказал он, — пойдём вперёд, а, если нет, то скатимся в 90-е годы». Сегодня создаётся новая структура производства, с ориентиром на человеческий фактор.

— Но об этом говорят не год и не два. Тот же Кудрин 31 марта на «круглом столе», в котором участвовали известные политики, экономисты, заявил, например, о том, что без реформы суда и правоохранительных органов, не будет перемен в экономике.

— Так и есть. Всё это – составные части гуманизации экономики, о чём говорят в последнее время. Она предполагает не механическую работу «от сих и до сих», а ответственность каждого работника (настоящую, а не показную), которая может рождаться только из одного механизма – экономического соучастия. Думаю, здесь уместно привести слова знаменитого промышленника Генри Форда, который любил повторять: «Я этого хочу. Значит, это будет». Механизм соучастия уже становится реальностью на некоторых предприятиях области. Одно из них – Грибановский машиностроительный завод, с которого мы начали  разговор.

Кстати, первая волна импортозамещения в стране прошла ещё в 1998 году. В период кризиса, накрывшего Россию, объём импорта сократился на 29% (до 74 млрд. долларов). В то время спрос на отечественную продукцию был удовлетворён за счёт незагруженных мощностей, то есть за счёт интенсификации производства. Сейчас это не пройдёт. Сегодня самой большой ошибкой было бы стремиться реанимировать производства, которые давно  «дышат на ладан». Высокие темпы роста должны быть обеспечены только новыми технологиями и структурной перестройкой. Без этого наша продукция не будет конкурентоспособной.

— Как соотнести эти слова со скромным заводом в Грибановке?

— Во-первых, предприятие с миллиардными оборотами не такое уж скромное. Во-вторых, за годы руководства Николая Красножона штат увеличился почти до 900 человек, а средняя зарплата – выше, чем в среднем по области. Сегодня она составляет 29 тыс. 140 руб. Не плохо для сельской местности? В интернете, где размещается раздел «вакансии», напротив ООО «Грибановский машиностроительный завод», неизменная строчка: «пока вакансий нет».

Глава района Александр Николаевич Польников рассказывал, что на приём к нему нередко приходят женщины с просьбой помочь устроиться на завод. Кем? Обычно говорят: в качестве уборщицы. Полы заводских корпусов убирают моечные машины, как в торговых залах больших супермаркетов. Мелкая, но характерная бытовая деталь!

А рабочие руки потребуются на заводе с вводом нового заготовительно-сборочного цеха, площадью 10 тыс. кв.м. Объём продукции вырастет в разы…  И это, ещё раз подчеркну, на заводе, расположенном в глубинке.

— Хорошо, будут введены новые мощности, а заказы?

— На предприятии только что закончила работу комиссия из представителей «Газпрома», не берусь предсказывать результаты её работы, но, думаю, результат будет положительным и завод получит новые заказы на проектирование и производство нового теплообменного и ёмкостного оборудования для нефтегазовой  и химической промышленности. На заводе будут выпускать продукцию, ранее поставляемую из Венгрии, Молдавии, Украины, других стран Европы.

Но к этому хочу добавить, что машиностроители и сами не просиживают стулья в ожидании заказов. В службе маркетинга трудится…четыре десятка человек. Уместно подчеркнуть и то, что с первых дней своего руководства, обращаясь к сильно поредевшему «инженерному корпусу», Николай Красножон говорил: «Ищите заказы, предлагайте планы социально-экономического развития». — «Какие планы? – пожимали плечами некоторые командиры производства, если раскурочено оборудование, а цеха без стёкол?».

Сегодня в разработке планов на будущее участвуют практически все руководители – от мастеров цеха до главных специалистов.

— А как на практике происходит подобное участие?

— Сходу, это объяснить трудно, но попробую. В механическом цехе подхожу к начальнику Олегу Визнеру, который для начальника как-то уж очень молод. Спрашиваю: сколько лет? «Да вы что, отвечает он, — я самый пожилой в цехе, мне уже 36 стукнуло». Заместителю главного технолога Антону Сагайдачному от роду 28 лет. Ещё один начальник цеха, в котором сосредоточены самые современные обрабатывающие центры, 28-летний молодой человек, выпускник математического факультета пединститута, сам пишет программы для станков. Чего ещё желать? Нет, мало! Он продолжает учёбу. Благо, такая возможность есть. В настоящее время в Грибановке работает  кафедра Башкирского госуниверситета, в Борисоглебском филиале ВГУ открыта машиностроительная специальность.

— Обучение платное?

— Да, платное. Но и здесь есть своё ноу-хау. Сдал сессию на «пять», завод всё оплатит. Получил «четвёрки», предприятие платит 50%, а за «тройки» — расплачивайся сам. Не могу удержаться от того, чтобы не привести Карла Маркса: «Способ производства материальной жизни обуславливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще». То есть, всё взаимосвязано.

— Вы сказали о соучастии каждого работника в экономическом росте. Можно более конкретно расшифровать механизм этого «соучастия»?

— А вы обратили внимание на «уголок нормировщика», который имеется в каждом цехе? Там выведены цифры заработка работника с начала месяца. Если на участке средняя выработка рабочего превысила 30 тысяч в месяц, то мастер автоматически получает 60 тысяч. Если нет, сиди на голом окладе.

А 17 спортивных кубков, выигранных машиностроителями, которые красуются на входе в заводоуправление, разве это не соучастие в общем деле? А 1,5 миллиона, выделенных в этом году на реконструкцию заводского стадиона, разве это можно пронести мимо «кассы» общего дела? Чтобы поднять престиж человека труда, 29 марта 2013 года Путин подписал Указ об установлении звания Героя Труда России. Почёт и уважение человеку труда – это и есть одна из форм соучастия.

— На съезде промышленников и предпринимателей, который прошёл в Москве в марте этого года, было отмечено, что при участии РСПП  утверждено более 400 профессиональных стандартов, подготовлен законопроект о применении этих стандартов работодателями. А в Грибановке мы видим не стандарт, а, если можно так сказать, экспромт, но он даёт только плюсы в оздоровлении производства. Неужели нет минусов?

— Увы, минусы есть везде. Один из самых больших – высокий процент банковских кредитов. Они снижают рентабельность, а в итоге повышают цену на конечный продукт. В результате раскручивается инфляция, растёт цена. По прогнозам Минэкономразвития в 2015 году инфляция составит 12,5%. На той же «прямой линии» Владимир Путин сказал, что «у нас в экономике не хватает длинных денег». Без них может обойтись торговля, но не производство.

Хочу отметить и другой момент, теперь уже местного характера: при обсуждении проекта регионального развития и размещения производительных сил области, разработанного коллективом местных и столичных экспертов, назван главный риск развития  – это вымывание трудоспособного населения.

Что это значит? С одной стороны, «давит» демографическая ситуация, а с другой, населению, особенно в сельской местности, просто нечем заняться. В проекте обозначено около 300 сельских муниципальных образований в Воронежской области, перспективных с позиции развития производительных сил. Именно с этой точки зрения  интересен опыт выживания и развитие успеха грибановского машиностроительного завода, который когда-то был на грани развала.

Оставить комментарий