Липецкий след Геринга

Слух о том, что ближайший сподвижник Гитлера оставил особый след в Липецке еще до войны, будоражит местных краеведов до сих пор

57лет назад — 25 января 1943 года Воронеж освободили от фашистов. Гитлеровская авиация превратила город в руины — 93% жилого фонда было уничтожено: бомбы сбрасывались с высокой точностью. Парадокс, но соседний Липецк практически не бомбили. Почему?

После первой мировой войны побежденной Германии запрещалось иметь военную авиацию. Германское руководство, подписав Версальский договор, тут же приступило к активному поиску путей обхода. Наиболее подходящей оказалась территория большевистской России, которую исключили из участия в мирных переговорах и отделили от Европы санитарным кордоном.

В 1923 году Германия тайно закупила в Голландии около 100 истребителей. Половина из них была переправлена двумя пароходами из Штеттина в Ленинград вместе с запасными частями, оборудованием для ремонтных мастерских и вооружением — все это было затем доставлено в Липецк по железной дороге. 15 июля 1925 года в Липецке открыли немецкую летно-тактическую школу.

Первые учебные группы насчитывали по шесть-семь летчиков. Все они приезжали под чужими фамилиями, имели фальшивые документы и, официально считаясь служащими частных фирм, носили гражданскую одежду. Общее количество подготовленных в Липецке немецких летчиков, по данным различных источников, колеблется от 100 до 450 человек, Асами второй мировой войны стали Блюм, Блюмензаат, Гейнд, Макрацки, Рессинг Фоос и другие. Из числа «липецких» немцев вышло несколько генералов, а генерал-полковник Ганс Ешонек возглавил штаб люфтваффе.

Секретность была такой, что в случае авиакатастроф тела погибших упаковывались в металлические ящики и тайно переправлялись морским путем из Ленинграда в Штеттин.

С 1927 года главной для немцев стала научно-испытательная работа. Особое внимание уделялось повышению точности бомбометания. На авиаполигоне впервые была отработана бомбардировка с пикирования, показавшая высокие результаты.

Эксперименты проводились и совместно с советской стороной. Для подтверждения перспективности взаимодействия авиации с другими родами войск на полигоне под Воронежем для корректировки огня использовался немецкий самолет-наводчик. За ходом испытаний наблюдал начальник войскового управления рейхсвера генерал-майор фон Бломберг. В его докладе они были оценены на «отлично». Результатом столь высокой оценки стало решение канцлера Германии Брюнинга выделить дополнительные средства для финансирования Липецкой авиашколы.

Посредничество между германской стороной и управлением ВВС РККА осуществлялось аппаратом особого представительства, оформленным как штаб 4-го неотдельного авиаотряда, именовавшегося в секретных документах «часть А5». Эту часть обслуживали 34 советских военнослужащих: летчик, два летчика-наблюдателя, остальные — технические специалисты. С военной точки зрения советская сторона получила доступ к новейшим техническим разработкам, что, безусловно, способствовало обучению наших специалистов, развитию собственного авиационного производства.

Яков Петрович Водопьянов, возможно, единственный из оставшихся в живых работников немецкой школы. Родился он в 1914 году, но память о том времени до сих пор свежа.

Фоккер D XIII

Фоккер D XIII

«В 1931 году биржа труда направила меня, — рассказывает Водопьянов, — в 4-й авиационный отряд. Был сначала чернорабочим, потом закончил курсы мотористов. Весной 32-го я уже работал в ангаре, где стояли «фоккеры». Это были истребители из фанеры, обтянутой перкалем, окрашенные в зеленый цвет, без всяких опознавательных знаков, лишь с бортовыми номерами. Мы заправляли самолеты, мыли их, вывозили на старт. А в ангар закатывали втроем. Командовали в ангаре два немца, вроде наших техников.

Работали каждый день. Выходной — воскресенье. На службу приходили к восьми и трудились до четырех дня. На проходной висели специальные часы, по которым отбивали время (они до сих пор работают на учебном корпусе авиацентра). Берешь карточку, вставляешь и отмечаешь время прихода и ухода. Пришел вовремя — бьет синим, чуть опоздал — отбивает красным цветом. Во время расчета все учитывалось до минуты.

Полеты начинались ровно в девять. В каждый полет летчик всегда брал пачку денег. Если случалась вынужденная посадка вдали от аэродрома — платил за помощь.

Получал я тогда 58 рублей и, кроме того, паек. Спецовка была у нас знатная: сапоги, кожаные штаны, пиджаки».

С приходом к власти в Германии Гитлера в январе 1933 года военно-техническое сотрудничество двух стран пошло на убыль. Немцы уже не испытывали особой потребности в военной конспирации, для советской стороны сотрудничество было невозможно по политическим мотивам. Наркомат по военным и морским делам организовал ликвидационную комиссию по Липецкому учебному центру. 14 сентября 1933 года последние немецкие сотрудники оставили Липецк.

После войны вся информация о немецком авиацентре была засекречена, но среди летчиков упорно ходили слухи, что Липецк не пострадал от бомбежек именно потому, что в центре учился Геринг, оставивший в городе бывшую любовницу и сына. Но эти сведения документально не подтверждаются.

Конечно, существуй хотя бы одна бумажка, ее давно бы обнародовали. И все же начальник музея Липецкого авиацентра подполковник запаса Владимир Масликов не исключает появления дополнительных сведений относительно довоенного пребывания Геринга в Липецке. Если они подтвердятся, мы получим еще одно свидетельство того, как личные отношения вмешиваются в историю.

Оставить комментарий