Хозяева и работники

Трудовой кодексНаш странный капитализм, построенный в 90-е годы, отбросил страну как минимум на 150 лет назад. Выстроены отношения между хозяином и работником, характерные для периода капитализма, описанного ещё Марксом. Многие предприниматели не то, что не думают об условиях труда и технике безопасности своих наёмных работников, они даже об их оформлении на работу не помышляют.

Ноль рублей, ноль копеек

Кирилл Бузанов, 19-летний пролетарий, ничего пока в жизни не познавший, кроме школы и стен ПТУ, устроился по объявлению в фирму «Кровля». Впрочем, позже выяснилось, что фирма – это нечто вроде артели: собрались, сделали объёмы и – до нового свидания. Тем не менее, артель была при печати и офисе, а бригадир при джипе.

На третьем месяце работы, пролетария, не получившего ни копейки за свой труд, постигла ещё одна беда: не выдержав липучей смолы, видавшие виды ботинки Бузанова лишились подмёток, ему пришлось драпать с крыши по горячей лаве. В итоге пролетарий оказался в больнице, но денег, ни за травму, ни за тяжкий труд так и не получил.

Мать Кирилла, изгнанная из артельного офиса, обратилась в Госинспекцию труда по Воронежской области, но призванный на подмогу инспектор, умыл руки. Доказать причастность Кирилла к покрытию жилых, а также производственных строений было невозможно – с ним не заключали договор, он не проходил по бухгалтерским документам.

Об этом случае рассказано столь подробно потому, что он типичен.

— Результаты по таким проверкам обычно «нулевые», — говорит заместитель областной Госинспекции труда Ирина Желтухина, — нет доказательств. И даже при обращении в суд, человек редко может доказать, что работал в этой организации, чтобы получить зарплату и выходное пособие. Однако инспекция составляет реестр организаций, на которых жалуются работники. В «чёрные списки» занесены 200 ИП, на которых поступили жалобы, мы обязательно включим их в планы проверок.

В прошлом году в Воронежской области произошло 60 несчастных случаев с летальным исходом, что на 63% больше, чем в 2011 году. За 2012 год было рассмотрено 196 несчастных случаев на производстве, однако ни одного уголовного дела не возбуждено. В этом смысле интересен факт подписания соглашения регионального объединения работодателей о взаимодействии с областной прокуратурой, подписанном на пятом Воронежском промышленном форуме. Выходит, что прокуратура отдыхает, она не защитница наёмных работников?

Мёртвая зона

В Воронежской области число смертей на предприятиях частной собственности в три раза выше, чем на госпредприятиях и в тридцать раз (!) выше, нежели на муниципальных. Наёмный работник в прямом смысле «сгорает» на благо хозяина – и это притом, что значительную часть доходов предприниматели продолжают скрывать от налогообложения.

Предприятия малого бизнеса практически выпадают из зоны внимания инспекции по труду. Подобную «мёртвую зону» легко установить чисто арифметически: на десятки тысяч предприятий области приходится единицы инспекторов. Если каждый из них без сна и отдыха, без еды и воды будет неустанно инспектировать, то обеспечить безопасность трудового процесса он не сможет даже гипотетически. Такой ситуации не было даже в старой России, где при каждой мануфактуре служил господин инспектор, подчиняющийся лично губернатору и контролирующий условия труда фабричных, особенно молодых. С развитием (по второму кругу) капитализма в России, новые пролетарии уже на заре своей туманной юности становятся производственными босяками – абсолютно бесправными перед всякими буграми, боссами и прочими шеф-артельщиками.

Удивительно, но на государственном уровне игра идёт в те же ворота. Госдума под натиском либералов приняла Федеральный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении госконтроля (надзора)». Речь даже не о гарантиях бизнес-лицам, об их государственной защите! А кто защитит права наёмных физических лиц, коих в России – миллионы?

В стране давно говорят о создании системы защиты молодых рабочих, о механизме гарантий права на труд. Фонд социального страхования (согласно ст8, 11-12) должен выделять единовременные и ежемесячные страховые выплаты за травмы, обеспечивать санаторно-курортное лечение и даже оплачивать дорогу до места лечения. Где всё это?

Конвейер милосердия

Было много надежд на принятие нового Трудового кодекса: он, мол, и будет твёрдой гарантией прав трудового народа. Наконец механизм (то есть кодекс) создали, а о приводных ремнях не подумали. В кодексе, к примеру, содержится почти 100 ссылок на статьи коллективных договоров. Но много ли их принято, как они работают? Если учесть, что на предприятиях малого и среднего бизнеса профсоюзных ячеек просто нет, то зачем принимать декларации, которые не работают? По признанию почётного гражданина Воронежа, председателя облсовпрофа Алексея Овчинникова, недавно справившего своё 75-летие, профсоюзы реально действуют всего в трёх-четырёх отраслях области. Тем не менее, потенциал у «школы коммунизма» имеется. Профсоюзный хлеб едят полторы сотни освобождённых функционеров, они и должны работать в массах – организовывать низовые ячейки, помогать при заключении этих самых колдоговоров.

А пока работает другой «конвейер», состоящий из врачей отделения микрохирургии Воронежской областной клинической больницы. Заведующий отделением доктор медицинских наук, профессор Марк Ходорковский, врач-травматолог Николай Корчагин не знают передышки. Только что выписались из клиники получившая травму на работе Ирина Варакина, Виталий Матвеев. Он, кстати, тоже не был официально оформлен по месту работы, но начальство расщедрилось, выделило четыре тысячи рублей за выбитые зубы. Первое, о чём говорят больные, — высказывают благодарность врачам. Вторая тема разговоров – как жить дальше? В смысле – на что? Дальше начинаются социальные проблемы, которые больница решить не в силах, только – государство.

 

Оставить комментарий