Так и хотят обидеть журналиста

Закон о клеветеСо дня возвращения в ранг уголовного наказания понятия «за клевету» прошёл ровно год. Что изменилось за это время для журналистов, которым чаще других «шьют» это некрасивое деяние?

Пиррова победа генерала

Уголовное наказание за клевету было возвращено в УК РФ 13 июля 2012 года. Процедура прошла нелегко: фракция КПРФ и часть депутатов от «Справедливой России» даже покинула зал заседаний Госдумы. Наверное, это была не просто очередная процедурная игра. Всё гораздо сложнее.

Умаление чести и достоинства, подрыв деловой репутации, клевета – именно эти формулировки предъявляют журналистам, которые пишут о чём — то более серьёзном, нежели о погоде или мероприятиях с участием руководящих лиц.

Правда, в качестве обиженных, как раз и выступают эти лица. Чаще всего сотрудникам СМИ говорят (прямо, как в Америке) фразу «Встретимся в суде!» именно представители двух сословий: политики и чиновники.

Но прежде, чем говорить о возможных переменах в судьбе журналистов (а, значит, общества), уместно вспомнить о былом. Чемпионство по судам с журналистами принадлежит бывшему московскому мэру Юрию Лужкову. С представителями «четвёртой власти» резидент от власти второй судился более 50 раз. В одном случае слово власть – без кавычек, а в другом взята в кавычки, по полному праву: четвёртая власть – ничто в сравнении с кормилом государства – властью №2.

Вот почему Лужков постоянно одерживал верх в суде. Правда, вице-президент Института национальной стратегии Виктор Милитарёв по этому поводу выразился достаточно ясно: «Эти победы свидетельствуют об одном – о злоупотреблении служебным положением». Будучи губернатором Курской области, часто одерживал верх над журналистами бравый генерал Руцкой. Создав департамент судебного представительства, он пачками подавал иски против «писак». За казённый счёт, конечно. Руководитель воронежского Центра защиты прав СМИ Галина Арапова, вставшая на защиту курского журналиста Виктора Чемодурова, дошла до Европейского суда по правам человека, и выиграла процесс у Руцкого.

Мой давний товарищ Виктор Чемодуров, с которым всё время судился Руцкой, когда-то работал ответственным секретарём « Курской правды» (ныне он в «Российской газете»), всегда был неудобным журналистом, (а иным профессионал и быть не может) как-то в сердцах заметил:

— В советские времена я умудрялся критиковать обкомовских секретарей и – ничего! Спасибо, конечно, не говорили, но не мстили, по судам не таскали, а главное – меры принимали.

В наши времена чиновника прилюдно обвиняют в воровстве и семейственности, после чего он спешит в суд защищать свою попранную честь. Надо бы заняться прокуратуре, вместо этого занимаются журналистом. Ну-ка, чего ты там «нацарапал»? «За неимением чести, как понятия, — говорит известный психолог Владимир Загребаев, — теряется смысл в её защите. Нелепо защищать то, чего нет».

Бывший губернатор Тульской области Вячеслав Дудка выиграл иск против журналиста Владимира Тимакова, свои «честь и достоинство» Дудка оценил в 1,5 миллиона рублей. А 16 июля прокурор в суде Советского района Тулы запросил для Дудки 9,5 лет колонии строгого режима. Дудку обвиняют во взятках. Вот так, всё достоинство губернатор просвистел.

Слушай, что я сказал!

Итак, год назад Госдума увеличила штраф за клевету в 1000 (!) раз. А сегодня, ровно год спустя, Госдума несколько «ублажила» журналистов, предложив внести поправки в статью 144 УК РФ (воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста). Если раньше за применение насилия не опасного для жизни или здоровья журналиста, либо за угрозу применения насилия в отношении его близких, предусматривался штраф до 80 тысяч рублей, то сегодня штраф будет составлять до 200 тысяч. А срок отсидки увеличится до пяти, а с применением физических действий по отношению к журналисту до десяти лет.

Вот спасибо, утешили. Между тем, адвокат Генри Резник отмечает, что клевета как уголовно наказуемое деяние в законах большинства стран мира отсутствует. В цивилизованных странах иск политика к конкретному журналисту считается дурным тоном. Критика проходит по «ранжиру» дискуссии, а поиск истины, спор – это свято.

У нас дискуссии пока идут в одни ворота: «слушай, что я сказал». Ладно бы дискуссии, не очень грамотный охранник считает своим долгом «отогнать» журналиста от своего хозяина. Минувшей осенью, работая над материалом о коррупции при строительстве дорог, автор этих строк пытался встретиться с уже известным на всю страну бывшим главным дорожником Воронежской области Трубниковым, у которого нашли миллионы в мешках из — под сахара. «Саша – пять процентов», это прозвище уже закрепилось за Трубниковым, был неуловим, мне пригрозили охраной, я отправился в прокуратуру, там сказали: «Пишите заявление, ответ дадим в течение 10 дней».

История, в общем, знакомая. А вот обозреватель «Молодого коммунара» Александр Саубанов, расследуя письмо жителей Верхнехавского района, которых не допускали к местному озеру, почти на целый день был задержан охраной водоёма, арендованного ООО «Серебряный ключ». Ретивая администраторша стала названивать, как она сказала, самому главе администрации.

Между журналистом и «главой» состоялся такой диалог («Молодой коммунар» №83, 31 июля 2012 года):

— Здравствуйте, меня зовут Александр Саубанов, я журналист.

— Слушай, Александр Сабуров, если ты через 15 минут не свалишь, тебе конец.

— Как же я свалю, если меня удерживают ваши люди?

— Слушай, Андрей Соболев, считай, что ты уволен. Я сейчас позвоню твоему главному редактору!

Охранник с торсом, сплошь покрытым татуировками, видимо, исполняя волю «главы администрации» пропорол ножом колесо у машины корреспондента…Разумеется, диалог был не с главой администрации и полиция (тогда ещё милиция) оформила протокол за умышленную порчу имущества, но каков диалог, само обращение? «Власть – это я, а ты кто такой?»

Подобные интонации звучали и при недавнем задержании группы кавказцев, избивших депутата Романа Худякова. Помните? Мат, плевки, попытки ударить ногами… Таков «диалог между членами общества, составляющими электорат» новой России. Не всегда получается диалога и между властью и народом. Часто не виновата в этом ни власть, ни народ, а тот, кто пытается диалог организовать. Этот изъян происходит не только «вживую», но и на страницах газет. В местных изданиях часто попадается, так называемый официоз, то есть отчёт о поездке высокого лица регионального уровня. Места в газетах на это не жалеют, оплачивает-то сама власть, правда, из кармана налогоплательщика. Вот приехал губернатор туда-то, побывал там-то, встретился с тем-то. Хорошо, приехал, побывал. А зачем приезжал? Только за тем, чтобы побывать?

Любому журналисту-профессионалу понятно, что каждый визит ему (журналисту) надо начитывать, готовить. И это не только его работа, в первую очередь, это работа пресс-службы. А готовить затем, чтобы понимать проблему, а понимать надо для того, чтобы вписаться в те реалии, которыми живёт и дышит страна. Тогда и читатель поймёт, зачем именно приезжал губернатор. Наверное, не затем только, чтобы ленточку разрезать?

Впрочем, это азы журналистики. Недавно подобное  посещение губернатора Алексея Гордеева одного из районов Воронежской области с некоторым сарказмом описал воронежский журналист Виктор Лиходзиевский. Разумеется, не в своём официальном отчёте, а на одном из порталов в Интернете. Ну и получил «вполне официально» от руководителя воронежской журналистики Оксаны Соколовой. Эта история ещё не закончена, она обсуждалась на лиге журналистов — аналитиков. Надо полагать, что неформальная лига создана в пику формальному местному отделению Союза журналистов, руководство которого к аналитике не имеет никакого отношения. Вопрос даже острее: а знают ли они, что это такое – журналистика? Есть классическое определение: журналистика – это служение обществу. Вспомним опять же классика: служить бы рад, прислуживаться тошно.

 

2 Комментария

  1. Лиходзиевский:

    Алексей, создана-то «неформальная» в пику, но на поверку повела себя как образец для всякой формальной.

    Резолюцию ГАЖ в виде «фиги в кармане» мне зачитал читатель-доброжелатель по телефону ПОСЛЕ ее опубликования, хотя в кабинете В. Тулупова (руководителя ГАЖ) мы пять раз договорились, что каждый сможет ДО — вставить свои тезисы в окончательный вариант. Я не случайно несколько раз уточнил, как это будет коллективно редактироваться, и каждый раз получал уверения в уважении ко мнению каждого участника процесса.

    В итоге вышло меленько и подленько. В части главного (ибо мое дело лишь «лакмусовая бумажка») — тоже. О недопустимости на будущее у властных чинов даже мысли об административном давлении на журналистов, сказано не было ни слова. Заклинанием «журналистское сообщество нуждается в большей глубине саморегулирования» авторы резолюции расписались в своей импотенции, на том и завершим историю великого независимого союза, который споткнулся перед первым своим препятствием. Не взлетел...)

    • Лиходзиевский:

      так что, ваш заголовок в части данного сообщества избыточен. сами, все сами готовы

Оставить комментарий