Рабы ли мы?

ФНПРВ первой советской азбуке для взрослых «Долой неграмотность» были такие гордые слова: «Мы — не рабы, рабы — не мы». Сегодня последние три слова пишут так: «рабы немы».

Против лома есть приёмы

По данным опроса Фонда общественного мнения (ФОМ), проведённого летом этого года, реальный доход 28% россиян составляет 10 тысяч рублей. В ходе интернет-опроса газетой «АиФ», состоявшегося в конце сентября, на вопрос: «На что вам хватает зарплаты?», 31% респондентов ответили так: «Не хватает даже на необходимое». Если в Европе и США разрыв между зарплатой рядовых работников и руководителей, составляет 3,5 раза, то у нас начальники живут сытнее представителей наёмного труда – в 12,5 раз. Причём, речь идёт не о пропасти в доходах олигархов и простого люда – там разрыв в тысячи раз. Речь о том, с чем соприкасаемся в повседневной жизни, и что мы видим каждый день.

По новой системе оплаты труда (НСОТ), введённой в школах несколько лет назад, одна из замов директора скромной средней школы из посёлка Панино с нагрузкой 14 часов получала 70 тысяч рублей, а, например, преподаватель начальных классов Марина Власова с недельной нагрузкой в 24 часа, ровно в десять раз меньше. Почему? На этот вопрос учителя пытались получить ответ (и не один год!), но взамен обретали «разъяснение», типа «не ваше дело».

Но Власова не отступила. Уже в качестве руководителя профсоюзной ячейки она, наделённая полномочиями коллектива, обратилась к руководителю областного департамента народного образования Олегу Мосолову. В беседе с ним доходило до «аргументов», вроде того, что учителя из посёлка Панино готовы ехать в столицу, и на главной площади стучать указками по ровной мостовой, как когда-то несравненно громче стучали касками шахтёры.

Ситуация пошла на поправку после вмешательства областной организации профсоюза работников народного образования и науки. В посёлок приехала высокая губернская комиссия – считала, рядила, и в результате каждому из учителей школы была повышена зарплата на три тысячи рублей в месяц. Не так уж плохо «для сельской местности».

Бьёт барабан, нам рыть котлован

Но дело, разумеется, не только, а точнее не столько в рублях, проблема глубже. На митинге, проведённом 7 октября воронежскими профсоюзами в рамках дня действий «За достойный труд!», особенно врезались в память слова председателя профкома Семилукского огнеупорного завода Галины Елфимовой. С 2008 года численность рабочих на предприятии сократилась в три раза. Нередко задерживается зарплата. И это на градообразующем заводе! Однако «эффективные менеджеры», взявшиеся рулить, живут неплохо. «Никак не могу понять, — сказала на митинге Елфимова, — почему всегда страдают рабочие, но не организаторы производства, и не собственники?»

В этих словах – старая, возникшая ещё полтора столетия назад, а сегодня, вновь заявившая о себе, теперь уже в новых российских реалиях, проблема: соблюдение баланса между трудом и капиталом. Если в западных странах он более-менее найден, то у нас подобная проблема с каждым днём всё острее. Об этом, кстати, говорилось на недавнем съезде профсоюзов, состоявшемся в Санкт-Петербурге.

Наши работодатели, теперь их называют «работовзятели» делают как проще и выгодней – приглашают рабочих из Средней Азии. Зачем тратиться на технику, когда есть человек с лопатой? Эта проблема, которую никак не хочет понять власть, сегодня понятна даже исполнителям попсы, далёкой от дел земных. Известная группа поёт: «День и ночь бьёт барабан, нам всю жизнь рыть котлован».

Школа выживания

Но пока, правда в другой форме и иными способами, «роют котлован» силовики, отлавливая незваных гостей по рынкам и овощным базам. Но они бьют по хвостам, а надо бы начинать с головы. А кто это сделает? Ясно, что не полиция, и не дружинники, которые в куртках ФМС появились на московских вокзалах. Бессильны прокуратура и суд, которые в рамках закона отправляют в родные края чужих нам людей. Но они отправляют считанные единицы, тогда как «понаехавших» — число несметное.

Удивительно, но СМИ до сих пор не вспомнили о былых «приводных ремнях партии», так когда-то именовали профсоюзы. Сегодня партий много, а о «ремнях» ни слова. Раньше профсоюзы также именовались «школой коммунизма», сегодня они становятся «школой выживания». Кстати, если бы на тех же базах и рынках были хотя бы намёки на профсоюзные ячейки, которые стали бы залогом соблюдения закона, то того, что мы видим сегодня, не было бы и в помине. Но это – мечта, не более. Даже в структурах торговой сети «Магнит» всячески препятствуют созданию профсоюзов, «Макдональдс» прямо запрещает их, чего не может сделать только в Китае, где по закону любая иностранная компания должна иметь профсоюз.

Как ни удивительно, но в Москве ещё в 1905 году возникли союзы водопроводчиков, домашней прислуги, а также Союз городских рабочих и младших служащих, который объединял 2050 человек – пятую часть работников городского хозяйства. Ещё до революции в Воронеже возник Союз народного питания из официантов и поваров. Одна из акций протеста – бойкот хозяину гостиницы «Грандъ-отель» Борисову, увенчалась победой. Хозяин был вынужден подписать с работниками соглашение и пойти на уступки.

Эти события произошли в начале прошлого века! На этом фоне нынешние отношения хозяев и работников отдают средневековьем. И, если раньше профсоюз много значил и многое мог (вспомним, хотя бы, эпизод допроса фашистами пленного из фильма «Щит и меч»): «В профсоюзе состояли? – Состоял насильственно». То сегодня досужие юмористы добивают былую слаженную систему: «Нудистам ничего не нужно, даже членский билет профсоюза».

Между тем, по данным, представленным лидером Воронежского облсовпрофа Алексеем Овчинниковым, ещё год назад профсоюзам удалось на 8 тысяч сократить квоту на рабочих из стран бывшего СНГ. Из поданных в службу занятости 270 заявок предприятий, 121 была отклонена частично и 45 полностью из-за того, что приглашенным работникам предлагалась заработная плата ниже прожиточного минимума. Об этой, типичной по всей стране ситуации лидер ФНПР Михаил Шмаков образно сказал в интервью главному редактору «Литературной газеты» Юрию Полякову: «Если ты согласен работать за пять тысяч, то для тебя есть рабочее место, а если считаешь, что твой труд стоит 10 тысяч, — привлечём мигрантов».

Так вот, где собака зарыта! Россияне не нужны, так как им надо больше платить, при них нужно соблюдать законы. А потому их – на улицу, а приезжего – на работу. Результат такой политики в том, что из страны уезжают квалифицированные кадры, а на смену им приходит человек с лопатой. А в качестве «приложения» — этническая преступность.

 

Оставить комментарий