Мы за ценою постоим

Ответные санкции России в отношении ЕС и СШАПохоже, что жить по-принципу: пришла беда, отворяй ворота, россияне не собираются. Наоборот, на козни «партнёров», граждане отвечают ещё одной выстраданной веками мудростью: живи за рекою, а к нам ни ногою!

Доигрались!

Нет нужды ещё раз напоминать о высоком рейтинге первого лица страны, народ явно на стороне президента. Но предстоит главное: трезво посмотреть на то, к чему мы пришли. Почему? Нужны не очередные обещания и не полёт фантазий, а конкретные ответы на простые вопросы: когда прекратится рост цен, когда рубль перестанет летать вверх-вниз? Из-за его падения, как известно, растёт стоимость морковки, картошки и прочих овощей-фруктов, которые на долларовых грядках не произрастают.

Осенью минувшего года социологическая служба «Ваше мнение» провела опрос воронежцев. Выяснилось, что земляки настроены патриотично, они горячо одобрили ответные санкции России в отношении ЕС и США: не нужны нам чужие продукты, без них проживём. Из опроса следует, что 76% воронежцев одобряют санкции на запрет поставки продуктов.

Автор этих строк настроен не менее патриотично, я тоже – «за». Но давняя привычка газетчика, всё же, заставляет отбросить эмоции и присмотреться к тому, что происходит. К примеру, по телевидению высмеивали поляков, мол, сами ешьте свои яблоки. К этому же призвал и руководитель тамошнего правительства Дональд Туск. А в Голландии на улице выставили пакеты с картошкой – берите граждане бесплатно. Греки задаром раздавали персики…

Словом, для европейских потребителей запрет на поставку продукции в Россию обернулся подарком и обеспечил снижение цен. А у нас? Яблоки, которыми объедается Польша, стоят под 100 рублей. На рынке, где я покупал шампиньоны по 90 рублей, они стали стоить – 250! Цветная капуста тоже – за двести! Огурцы под двести! Все недоумевают: когда такое было вообще? И как быть с обещанием заменить импортную продукцию отечественной, не поднимая цен?

По словам Генерального прокурора Юрия Чайки, цены на некоторые лекарства и продукты повысились на 400%, а в иных регионах – на все 600%. При обсуждении антикризисных мер, состоявшихся в Госдуме 30 января, депутат от фракции КПРФ Борис Кашин сложившуюся ситуацию охарактеризовал одним словом: «Доигрались!»

Кому пинка дать?

Депутат также напомнил о том, что прокуроров к каждому магазину не приставишь. «Те, кто не справляются, — сказал Кашин, — должны уйти, а тот, кто уходить не собирается, должен получить хорошего пинка».

Член фракции «Справедливая Россия» Михаил Емельянов напомнил о том, к чему привела политика ЦБ в борьбе с инфляцией: уровень монетизации (сжатие денежной массы) в России составляет 47%, а, например, в Папуа Новой Гвинеи 50%. А в развитых странах – 100 и более процентов. «Как же мы собираемся бороться с инфляцией, — задался вопросом депутат, — если не поощряем покупательскую способность граждан? Таким образом, мы не с инфляцией боремся, а с экономическим ростом».

Один из депутатов напомнил о том, что у населения скопилось более одного триллиона рублей. Эти деньги, которые могли бы работать на экономику, находятся вовсе не в банках, они запрятаны в матрасы и в прочие укромные места частных владений. То есть, люди не вкладывают свои накопления, которые способны увеличить товарооборот. Вместо этого – туда их, под матрас!

Почему население ведёт себя именно так, вполне понятно: оно не слишком доверяет родному государству. На эту версию депутатов, первый вице-премьер Игорь Шувалов, который вёл в Госдуме обсуждение антикризисных мер, ответил с улыбкой: «Сумасшедших в российском Правительстве нет, даже, если кому-то очень хочется вообразить это».

Напомнив подобный спич, в одной из своих передач, Владимир Соловьёв задал резонный вопрос, мол, если нет в правительстве неадекватных людей, то где результат? Уже дошло до анекдотов: «ЦБ РФ присоединился к санкциям в отношении России».

На недавнем совещании в правительстве, где Аркадий Дворкович сказал о том, что о фактах отмены маршрутов электричек будет доложено через два месяца, Путин эмоционально ответил: «Вы что, с ума сошли, что ли? Немедленно вернуть электрички, а финансовые вопросы решать потом».

Итак, перед нами два постулата: в правительстве собрались умные профессионалы, но результат плачевный. Второй вывод в том, что народ не очень доверяет правительству и прячет немалую часть бюджета в матрасах. А каков итог? Неужели он в том, о чём сто раз говорено-переговорено: какой народ, такое и правительство?

Молния в бочку с порохом

Перефразируя известное выражение насчёт того, что в России две беды: дураки и дороги, глава комитета Госдумы по бюджету Андрей Макаров на том же совещании по обсуждению антикризисных мер выдал новую формулировку о двух бедах. Это инфраструктура и менеджмент. Не очень привычные для нас слова, но верные, однако.

А вот одно из свежих подтверждений этих слов. В инновационном центре Сколково разработан «Атлас новых профессий». В нём говорится о профессиях, которые будут востребованы в недалёком будущем. Среди них, например, «ментор стартапов для школьников» или «разработчик семейной траектории развития». Есть в атласе и профессия «кибердворника».

Над составлением атласа, куда вошло 100 профессий трудись 2,5 тысяч российских и иностранных экспертов, за свой труд они, видимо, получили приличные деньги. Но есть ли практическая польза в том, что школьник или «юноша, обдумывающий житьё» купит и пролистает этот, наверняка, не дешёвый сборник? Уместно хотя бы напомнить вопрос журналистки из Волгоградской области, которая на традиционной в конце года пресс-конференции Владимира Путина рассказала об эпизоде, который, к сожалению, очень типичен. Местный фермер, предлагает дом, достойную зарплату, но найти хорошего токаря не может! Обратите внимание, что фермеру нужен не «ментор стартапов», а токарь.

В ноябре минувшего года Министерство образования РФ подготовило проект приказа о подготовке кадров по 100 специальностям, который недавно подвергся жесточайшей критике. 150 специальностей были «пущены под нож» как неперспективные, устаревшие. Среди них, например, специальность швеи, оленевода, слесаря-электрика, даже библиотекаря. Досталось и журналистам, профессию которых объявили…умирающей. Но откуда в министерстве решили, какие специальности перспективные, а какие при смерти?

Этот вопрос 17 декабря стал предметом рассмотрения на селекторном совещании, проведённом партией «Единая Россия». Совещание прошло в режиме видеосвязи. В нём участвовали воронежские «единороссы», а также представители профсоюзов. Решено, что партия организует «рабочую площадку», на которой не реже одного раза в квартал будут обсуждаться вопросы подготовки кадров.

Конкретные предложения должны быть подготовлены не позднее конца февраля 2015 года. Главное в том, что рекомендации по профессиональной подготовке тех или иных специалистов будут исходить из регионов. Предусмотрено, что Министерство образования не будет принимать предложения без учёта мнения работодателей, профсоюзов и экспертов.

Это означает лишь то, что перечень профессий, которые предложили товарищи учёные из Сколково, а затем скопировали в проекте приказа чиновники министерства – это обычный кабинетный труд, далёкий от потребности дня. Обсуждая проект, депутаты Госдумы пришли к выводу, что в министерстве просто не поняли задачу дня – поднять престиж рабочих профессий, а также труд инженеров, других специалистов для осуществления индустриального рывка. Это необходимо сделать для того, чтобы осуществить импортозамещение, уже не на словах, а на деле. Председатель комитета ГД по труду, социальной политики и делам ветеранов Андрей Исаев назвал документ Минобрнауки «ударом молнии в бочку с порохом».

Напомню, что в качестве национального приоритета обозначен очередной виток подъёма экономики. Новый кадровый состав должен повысить производительность труда к 2018 году в полтора раза по сравнению с 2011 годом. Дело за «малым» — подготовить кадры. Снова востребовано известное выражение: кадры решают всё. Но где их взять?

Впору вспомнить строки из известного ещё с детства стихотворения: «У меня растут года, будет мне семнадцать. Где работать мне тогда, чем заниматься?» Как показывают исследования, большинство воронежцев хотят реализовать себя в сфере продаж. То есть в последние годы все хотят торговать, но не производить. Это привело к тому, что рабочие профессии в рейтинге специальностей занимают последнее место. Но только на Воронежский авиационный завод, по словам его генерального директора Сергея Юрасова до 2016 года потребуется около двух тысяч рабочих. В особом дефиците сварщики, электрики, токари, техники… Но ВУЗы и ПТУ, которые теперь называют на новый лад – колледжи, в массовом порядке пекут «эффективных менеджеров», вкупе с юристами и экономистами, а производить реальную продукцию некому.

Кухня жареных фактов

Бизнес и прибыль – святые ныне слова, а как быть с «умирающими» ныне библиотекарями и журналистами? Если постулат насчёт коллективного агитатора, организатора и пропагандиста ушёл в прошлое, то зачем же хоронить, хотя бы высокие идеи отстаивания добра и справедливости, на которые у нашей страны огромный дефицит?

Вот почему в последние дни и недели «наверху» вспомнили старые рецепты, выдавая их как новые и эффективные. Заговорили о духовности, народной душе. «Преодолеть кризис поможет духовность» (Валентина Матвиенко). «В кризисной ситуации самое главное – сохранять душевное спокойствие» (Бывший банкир, а ныне министр Улюкаев).

Потребность в духовности, в трезвом взгляде на ситуацию ощутили (наконец-то) и в верхах, и среди простых граждан. Но кто и что будет способствовать духовности? Вот строка из недавнего интервью: «Количество менеджеров, ушедших в другие бизнесы, очень велико…» Кто это говорит? Так говорит не просто преподаватель, а недавний гуру от журналистики, которая десять лет учила уму-разуму региональных телевизионщиков.

В середине 90-х, когда рухнули былые убеждения и ценности, надо было срочно менять ориентиры в обществе. Идеология превратилась в презренную особу, на экранах телевизоров стали появляться всякие целители и мастера гипноза, а в журналистике наступила эпоха «жареных фактов». Однако вместо пропаганды пришёл дешёвый пиар, продающий гражданам то общественное мнение, которое заказала власть, а позже олигархи и монополии. Увы, «наука» о журналистике представляла собой простую кальку с «грязных американских выборных технологий» 30-х годов прошлого века. Эти технологии у нас стали выдавать за «новую журналистику», система «public relations», которая в США уже в 20-е годы прошлого века самим основателем пиара Арви Ли трактовалась в качестве «бизнес-услуги», у нас превратилась в некую науку, которой и стали обучать журналистов.

«Всё передовое и прогрессивное» внедряется ныне и на воронежской земле. Читатель у нас – потребитель, газеты – бизнес-проект. А заказчик – ясное дело, власть. Всё, что написано – в пользу заказчика.

Странно, но подобную идеологию внедряют сверху. Заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин не раз делал заявления, которые до сих пор отдают икотой у профессионалов. Напомню заявления зама: «Молодые журналисты должны знать, что они будут писать о том, что им скажет владелец, то есть хозяин». А вот ещё более спорное утверждение: «Никакой миссии у журналистики нет, журналистика – это бизнес».

Возникают два вопроса: а кто хозяин? Типа того, Коломойский? И у кого есть миссия? Кто будет формировать общественное мнение? Сериалы о ментах и бандитах, шоумены, называющие себя звёздами? Или судейско-прокурорский корпус, отстаивающий идеалы добра и справедливости?

А, если посмотреть на мир не из министерского кабинета, а из окна, распахнутого в реальную жизнь? Где читатель, давно – не потребитель, а публика – не дура. Приходят новые времена, наступает осознание того, что либеральные медиаресурсы в нынешнем виде, просто не способны конкурировать в современном мире, они не могут выиграть ни одной информационной битвы, ни внутри страны, ни за её пределами. Яркое подтверждение тому – события на Украине. Эти «профессионалы», получающие, кстати, немалые казённые деньги, не очень понимают даже предмета своей профессии. Обществу дорого обходятся их иллюзорные представления о журналистике. Увы, но отечественные идеологи СМИ далеко не продвинулись, у них представления 20-ти летней давности, которые привели к печальному итогу.

И тут уместно вспомнить о первой российской газете «Ведомости», над первым номером которой работал Пётр I. Он же сформулировал и идеологию распространения: газета должна была «продаваться в мир по надлежащей цене». Увы, независимое издание (естественно, не жёлтое!), сегодня купить невозможно – дорого!

Даже критикуемый ныне Дмитрий Медведев на недавнем заседании единороссов сказал о том, что «региональная пресса должна быть ещё более независимой от местных властей». Он отметил, что ему «жалко денег для изданий, занимающихся воспеванием местных князьков».

Премьер сказал и том, что сегодня в правительстве разрабатывается схема помощи независимой региональной журналистике. Что ж, лучше поздно, чем никогда.

 

Оставить комментарий