И на суд управу найдут?

С июля по октябрь 2013 года Фонд свободы информации в партнёрстве с Российским агентством правовой и судебной информации (РАПСИ) провёл мониторинг официальных сайтов областных судов общей юрисдикции.

Ниже плинтуса

Предметом исследования являлась степень размещения информации, посвящённой вопросам противодействия коррупции. Результаты мониторинга отражают, насколько на исследуемых сайтах представлена судебная статистика, отчёты, планы, сведения о доходах и имуществе судей, информация об антикоррупционной деятельности.

Результатом мониторинга является коэффициент открытости сайта, значения которого измеряются от 0% (обычно означает, что сайт отсутствует) до 100% (полное соответствие сайта предъявленным требованиям).

На основании полученных данных было проведено ранжирование официальных сайтов по степени их информационности и открытости, а затем составлен полный итоговый рейтинг. Среднее значение коэффициента открытости на основании исследования 77 региональных судов страны выведено среднее значение коэффициента открытости, составившее 26,1%.

К сожалению, Воронежский областной суд набрал всего 2,92% и занял 75 место. Наши соседи – Липецкий и Тамбовский областные суды соответственно заняли 48 и 68 место. На первое место вышли Ульяновский и Ивановский облсуды.

Называя сухие цифры, уместно вспомнить о страстях, которые накалились вокруг Ленинского районного суда Воронежа. Дошло до того, что 4 августа этого года в центре города прошёл митинг, организованный казаками, а также общественными организациями «Народный собор» и «Общее дело».  Взрыв общественного мнения был вызван именно решением районного суда. По статье (часть 2 ст. 111 УК РФ) умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (до восьми лет лишения свободы) судья Алексей Горшенёв осудил ингуша Магомеда Тутаева, который нанёс побои студенту Евгению Герасименко, на 4 года условно с двухлетней отсрочкой наказания.

Общественность возмутилась, интернет раскалился добела, активисты из «Народного собора» в адрес президента Ингушетии Евкурова написали 50 писем. И только судебные органы стоически молчали, не сделав ни заявления, ни комментария. 16 сентября в федеральном выпуске «Комсомолки» появилась статья под заголовком «Студент — кавказец пробил голову сверстнику». К судье Горшенёву приставили охрану, но официальных разъяснений судебных органов так и не последовало.

А в конце – знак вопроса

Оно, конечно, суд независим, и он не обязан давать объяснения каждому встречному, но верно и то, что суд должен быть открытым. А вот один из многочисленных примеров подобной «открытости»: жительница Воронежа Елена Бударова обратилась во Всероссийскую антикоррупционную общественную приёмную «Чистые руки» после того как не была допущена в зал суда по причине отсутствия паспорта. Но документ у неё был отобран как раз при принудительном составлении расписки о несуществующем долге. Но эти «мелочи» не заинтересовали Железнодорожный районный суд, Бударова процесс проиграла.

По данным социологов почти две трети опрошенных (61%) уверены, что рядовой человек, обратившийся в суд, не может рассчитывать на справедливое решение. Подобное отношение к судебной системе страны сохраняется на протяжении последних пяти лет. Как ни парадоксально, но именно на эти годы приходится претворение федеральной программы «Развитие судебной системы в России». Программа завершена в 2012 году, на неё потрачено 60 миллиардов рублей, а каковы итоги? По словам премьера Медведева «судейское сообщество превратилось в «железобетонную корпорацию», не способную к самоочищению».

Впрочем, есть и вполне зримые плоды судейского «развития» в виде достойных зданий судов в центре города и приметных иномарок с полюбившимися судейскому корпусу буквами «ХХХ» на номерах. В аналитическом докладе уже упомянутой Всероссийской антикоррупционной приёмной «Чистые руки» описана схема работы многих наших судей, которые берут взятки через «чёрных адвокатов». В связи с инфляцией ставки растут. Отныне неофициальные тарифы «услуг» выросли от 50 тысяч до 2,5 миллионов рублей. Именно поэтому в заголовке этой статьи доминирует не восклицательный знак, а знак вопроса.

 

Оставить комментарий